Вышла моя книга



Произведения автора притягивают своей нестандартностью, загадочностью, они зримы и ёмки, окрыляющая безрассудность и ледяной жар, трепетная нежность и упругая мысль, разъедающая всё и вся...
Из первых строк стихотворений автора можно составлять стихи, первая строка - как первый глоток, и ещё неизвестно какое послевкусие у напитка, пока не допьёшь бокал до самого дна.
Первая строка - это начало долгожданного отпуска - вот сел в кресло самолета, значит - чудо начинается...

--------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Книгу можно приобрести в:


www.my-shop.ru
www.ozon.ru
www.bookpiter.ru
www.bearbooks.ru
www.my-book-shop.ru
www.wcbook.ru
www.ukazka.ru
www.biblion.ru
www.fb2archive.ru
www.char.ru
www.setbook.ru
www.skybuy.ru
www.shopmatic.ru
www.bookmaniya.com
www.shopping-time.ru
www.combook.ru
www.books.ru

Вышла моя новая книга




Новая книга автора - о нашем мире, где всё является не тем, чем кажется.
Коварно всё вокруг, коварное болото.
Стоит стеной мурава, любо-дорого смотреть, до чего хороша! А попробуй сделать шаг-другой - булькают кочки под ногами, плавно опускаются-поднимаются будто поплавки. А там, внизу, под зримой поверхностью - нет дна...

----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Книгу можно приобрести в -

www.my-shop.ru
www.ozon.ru
www.books.ru
www.bookler.ru
www.book-stock.ru
www.bookpiter.ru
www.shopmatic.ru

Из книги "Расставание"

* * *

Гуляние стихии деликатной -

Недвижной толще воздуха морской
Позволил бриз печальный, непонятный
Переместиться царственной рысцой

На город обывателей безликих,
Лиловых, засыпающих теней,
Автомобилей сонных, безъязыких,
Не улиц, а протоптанных аллей,

Не плацев, а поляночек дремотных
И не домов, а крон седых дубов,
Лип скрюченных, берёз, ракит дородных,
Застывших в полюшке сенных стогов.

Пронёсся дождь, дохнуло тиной пряной,
Гром вытеснен гремящей тишиной,
Фонарные булавочные пятна
Порхают мотыльками над водой...


* * *


Листьев палых вороха,
Жёлтый огнь от них холодный
Освещает землю - ах,
Солнышко у нас сегодня!

Целый день теперь рассвет
Длится, длится, длится, длится,
Заповедный златоцвет
Дик, застенчив как девица...

А как булки-облака
Зимняя седая плесень
Тронет - и уснёт листва,
Почернеет дней за десять.

Мглисто, пасмурная муть
Студит кости, студит душу,
Как-нибудь, мы как-нибудь
До весны без листьев сдюжим...


* * *

Торцевая мостовая,
Частый стук копыт-горошин,
Ординарец хана-бая,
Дань взымать приехал воин.

Нам до этого нет дела, -
Говорил внучонку старче, -
Только бы не оскудела
Речка - было б что рыбачить,

Хватит служек и лакеев,
Зуботычин для холопа,
Лиходеев-фарисеев
Развелось - прибить бы скопом,

Унесёт тела речушка,
Пены нет, исчезнет копоть
Человеческая... Ну-ка,
Что послал Господь нам лопать,

Щука тянет, верно - щука
Нам попалась, да большая,
Знатная сегодня, чую,
Будет нам уха густая...

Внук дедуню и не слушал -
Муть ночную растворяя,
Утренний туман-копуша
Неспеша теснил упрямо.

Жёлтая заря огромна,
Расправлялась с бледным небом,
Раздвигала неуклонно
Небо в стороны, краснела.

Наливалось алым цветом
Яблоко зари Московской,
В свете всё поёт, в согретом -
Не поймёшь и по-каковски...

Из книги "Расставание"

* * *

Зачем со своих лепестков хризантемы

В один из осенних ласкающих дней
Под взглядом луны, проплывавшей над всеми,
Должны уронить просто так, без затей

Не капли росы на рассвете, дразнящем
Нетающих звёзд мириадами снов,
А слёзы мои над куда-то манящим
Потоком тобою подобранных слов?


* * *


Разнесут ветры по полю кубарем
В неизвестность, в ничто семена,
Бесшабашным покатится ухарем
Семя каждое, а сушь-земля,

Неприступная, деланно гордая
Не раскроет объятий своих,
Вся в морщинах, годами истёртая,
Не платок, не покров - половик,

Почернеют, сгниют нерождённые
Древеса и подавно плоды,
Кабы знали об этом влюблённые -
Не встречались, не были б нежны

С неизвестностью, с той, что за обликом,
Сокращением мышц лицевых,
В паре глаз с отражённым в них облаком
Из подтёков цветных, восковых.


* * *

Я погладил шершавую спину Москвы -
Тёплый старый-престарый асфальт -
Шла теплынь от поверхности к патлам листвы -
Сдёрнул кто-то незримую шаль.

Тень взбиралась вьюном по соседним домам,
Вновь ушёл мой трамвай номер семь,
Я потрогал ещё раз теплынь - жаль, нельзя
Взять да стырить сию дребедень...

Из книги "Расставание"

* * *

Стук деревянных ложек,
Шелест вина в кувшинах,
Тысячи хлебных крошек,
Стол и скамья в морщинах.

Мял траву, комкал кроны
Ветер из детских сказок,
Запах сырой соломы,
Стон половиц от плясок.

Не облака - скитальцы,
Хлопья овечьей шерсти,
Выпей и не печалься
Раз ты отец невесты.

Что делать с жизнью вечной?
Сменится вечер тьмою,
После - зарёй беспечной,
Буднями с чехардою.

Вечно по бездорожью
В собственное былое,
С опытом - взрослой ложью -
В детство своё босое.

Из книги "Расставание"

* * *

Медленные зори
Хмурые, осенние,
Не закаты - хвори
Чермные, скаженные,

Дню-то неохота
Просыпаться, надо ли?
Завернулся шкода
В облако мохнатое.

Час какой не знаю -
Тлеет над туманами
Что-то величаво
Красками обманными...

Почему фото именно подворотен? И отчего именно такие фото?

Подворотня-утроба.
Воронка, втягивающая в себя зрителя.
Место, где ничто не пропадает.
Место, где всё теряется.
Теряется, приобретая иной облик.
Или иной образ?
Сон или видение, ведущее во все края и никуда одновременно?
Пространство скручивается и уходит куда-то в подворотню.
Невозможное свёртывается и вплетается в реальное.
Растворяется в нейронной ткани подворотни.
Однако, за поверхностью ткани ничего нет.
Вход-лицо соединяется с мороками и привидениями.
Нет обратной стороны у ткани.
Да и  материал-полотно-драпировка ли это?
Может, органика?
И тогда понятно, откуда мерцание.
Мерцает зернистость среды подворотни.
Что там, где мерцание?
Что там?
Это было тогда, было много лет тому назад.
Было.

А что сейчас?
Что именно есть сейчас?
Изъеденные временем стены многократно оштукатуривались.
Без любви, как придётся, согласно планам строительства неизвестно чего.
Выхолащивалось постепенно то, что было при рождении каждого дома.
Здания-трава становились постепенно действительностью.
Свечение стен замерзало.
Трансформация.
Стандарт и безликость захватывали по кусочкам пространство.
Устроенный и обжитый чистый мир.
Невесомая эфирная стихия окончательно осела туманом
на каменную поверхность и потихоньку испарилась.
Рациональность восторжествовала.
Главенство воображения окончательно было побеждено действительностью.
Сухие строчки документа.
Фотографический канцелярит.
Без снов со струпьями и трещинами и множеством других убедительных деталей.
Духи ослепли.
Не бездна на краю, а евростандарт.
Есть только вот такая фактура.
Есть только вот такое пространство.
Да и есть ли этот мир на самом деле?
Подмена подмены, которая является в свою очередь тоже подменой какой-то другой подмены.
Сейчас сновиденность пространства - это всего лишь что-то головное,
надуманное, вид какой-то неизвестной болезни.
Может быть, и вполне известной и понятной болезни - неясного протеста
черепков разбитого сосуда хрупкой хрустальной тишины, скрывавшего тогда, когда он был ещё целым,
непонятные тонкие звуки...

Из книги "Расставание"

* * *

Приторно пахли отжившие травы,
Небо тускнело, осенняя тишь,
Нить паутинная - взглянешь направо,
Если налево - шуршащий камыш.

Озеро рядом, заросшее тиной,
Сто лет русалок не видели здесь,
Нет даже здесь мелюзги комариной,
Мгла дождевая сочится с небес.

Не разобраться в сумятице мыслей,
Солнце предзимнее, златник ничей
Тлеет, а жизнь, нет её быстрокрылей,
Птицей летит, а куда и зачем?