Почему фото именно подворотен? И отчего именно такие фото?

Подворотня-утроба.
Воронка, втягивающая в себя зрителя.
Место, где ничто не пропадает.
Место, где всё теряется.
Теряется, приобретая иной облик.
Или иной образ?
Сон или видение, ведущее во все края и никуда одновременно?
Пространство скручивается и уходит куда-то в подворотню.
Невозможное свёртывается и вплетается в реальное.
Растворяется в нейронной ткани подворотни.
Однако, за поверхностью ткани ничего нет.
Вход-лицо соединяется с мороками и привидениями.
Нет обратной стороны у ткани.
Да и  материал-полотно-драпировка ли это?
Может, органика?
И тогда понятно, откуда мерцание.
Мерцает зернистость среды подворотни.
Что там, где мерцание?
Что там?
Это было тогда, было много лет тому назад.
Было.

А что сейчас?
Что именно есть сейчас?
Изъеденные временем стены многократно оштукатуривались.
Без любви, как придётся, согласно планам строительства неизвестно чего.
Выхолащивалось постепенно то, что было при рождении каждого дома.
Здания-трава становились постепенно действительностью.
Свечение стен замерзало.
Трансформация.
Стандарт и безликость захватывали по кусочкам пространство.
Устроенный и обжитый чистый мир.
Невесомая эфирная стихия окончательно осела туманом
на каменную поверхность и потихоньку испарилась.
Рациональность восторжествовала.
Главенство воображения окончательно было побеждено действительностью.
Сухие строчки документа.
Фотографический канцелярит.
Без снов со струпьями и трещинами и множеством других убедительных деталей.
Духи ослепли.
Не бездна на краю, а евростандарт.
Есть только вот такая фактура.
Есть только вот такое пространство.
Да и есть ли этот мир на самом деле?
Подмена подмены, которая является в свою очередь тоже подменой какой-то другой подмены.
Сейчас сновиденность пространства - это всего лишь что-то головное,
надуманное, вид какой-то неизвестной болезни.
Может быть, и вполне известной и понятной болезни - неясного протеста
черепков разбитого сосуда хрупкой хрустальной тишины, скрывавшего тогда, когда он был ещё целым,
непонятные тонкие звуки...

Из книги "Расставание"







* * *
Думы сторонкой. Около.
Может не думы вовсе.
Ветер играл с осокою.
Капли на иглах сосен.

Воет жена собакою.
Горбик земли под нею.
Гроб с муженьком беднягою
Ниже. А там - теплее,

Чем на ветру порывистом.
Стонут зачем осока,
Сосны сухие с присвистом,
Иглы да капли громко?

Из книги "Расставание"







* * *
Антихрист Папа Карло
Рубанком, топором
Рубил, строгал, печалясь,
Трудился над бревном.

Печаль такого рода -
Карлушкина душа
Озябла отчего-то,
Давным-давно больна.

Другая может кожа
У жителей страны -
Усвоить невозможно
Кривые прямизны.

Сословная иначесть,
Весь ихний мир - другой,
Отшвырнутость судачит
Внутри сама с собой.

Нигде нет совершенства.
На руки поплевав,
Решил сработать средство,
Исправить плоть и нрав.

Теперь иконы-куклы
Живут и сяк, и так,
Горят без мыслей угли
Со святостью в сердцах...

Из книги "Расставание"







* * *
Заболел самообманом,
Яством смерти, сластью Мора
Депрессивный моногород,
Замок на песке.

Непонятно кто недавно
В балахоне скромном, чёрном
Как ленивый астероид
Проплывал в толпе.

Перед смертью люди манну
Ели  медленно, неспоро -
Хлеб добротный с мёдом сборным
С маслом алтарей...

PS.
К сожалению, никак не могу вспомнить в связи с чем было написано это стихотворение.
Написано было давно.
Скорее всего, стихотворение о том, что всегда рядом с нами, на расстоянии вытянутой руки.
И, наверняка, об искусственности окружающего мира, о том, что люди, чтобы они о себе не думали (а они думают, да ещё как думают - наивные непуганные дети!) - это букашки-таракашки с программируемой жизнью, да что там жизнью - мышлением (!).
Мышлением, программируемым людьми, естественно.
Не богами.
Людьми с допусками...

Просто так. ну, совсем просто так...

Целый день сегодня с самого утра, а точнее - где-то часов этак с десяти странное ощущение - вот ничего не происходит вокруг, а ощущение случившейся катастрофы.
Что-то такое произошло.
Что-то такое-этакое.
Невидимый камешек упал в воду и пошёл ко дну.
А кругов-то всё нет, и нет.
Они, круги эти появятся, может быть, завтра, или, быть может, послезавтра, или  же, возможно, на днях.
А сделать уже ничего нельзя.

"Аннушка пролила масло..."
Ну, про Аннушку - это мысль банальная, избитая.

А поконкретнее, о пустоте, об утрате чего именно?

О чём речь-то, ё-моё?

Неотбратимая неизбежность чего-то?
Нее, не то.

Острота ожидания развязки?
Может быть.

Тогда скорее, это не острота, а неясное беспокойство от прикосновения к реальности.
От заглядывания в дыру в холсте, в том самом, с нарисованным очагом, в холсте, что в каморке папы Карло...

Из книги "Расставание"








* * *
Очи из олова.
Дум - с полведра.
Лапти Обломова.
Койка царя.

Словно падучая
Жизнь. Не своя.
Помыслы мучают
Богатыря.

Дадены крылышки
Мышьи орлу.
Нет дел для силушки -
Спи да тоскуй.

Где теперь скромница
Сонная муть.
Девка бессонница
Шепчет - люблю.

Может быть, в плечико
Всех целовать
Должен был деточка
Сызмальства всласть.

Не тёр бы в горнице
Стенку стократ
Взором разбойничьим
Нынче дурак...

Доброе утро!



PS.
Ах, я совсем не поклонник группы "Мегаполис".
Совсем.

Но эта песня - чудо!
Творение.
Живое.

Да и стихи а-ля Хлебников.
Весьма и весьма!

Стихи дышат, в них есть иррациональное.
И это не заумь.
Всё в меру, как и должно быть...